Настоящий лидер ведет к победе

Когда мы рассматриваем ход Второй мировой войны с временного расстояния в полвека, нам кажется, он был предрешен. Но для таких лидеров, как президент Франклин Рузвельт, генерал Дуайт Эйзенхауэр и премьер-министр Уинстон Черчилль, результат войны находился под большим вопросом. На самом деле история ранних этапов Второй мировой войны - это цепь последовательных неудач союзников. На тихоокеанском театре военных действий Япония неуклонно продвигалась по китайской территории и сеяла разруху на островах Тихого океана. В Европе войска Гитлера и Муссолини маршировали по всему континенту, и казалось, что их невозможно остановить. Захват нацистами Англии казался не за горами.

Тринадцатого мая 1940 года вновь назначенный премьер-министр Черчилль выступил в палате общин. Вот как он описал тяжелый и неопределенный путь, предстоящий стране:

«Нас ожидают самые мрачные испытания. Перед нами многие-многие месяцы борьбы и страданий. Вы спрашиваете: «Какова наша политика?» Вот как я отвечу: «Наша политика - вести войну на море, на суше и в воздухе всеми силами, особенно той, которую дарует нам Бог, чтобы бороться против чудовищной тирании, затмившей все известные человеческие преступления. Вот наша политика». Вы спрашиваете: «Какова наша цель?» На это я отвечу одним словом: победа - любой ценой, несмотря на все ужасы и долгий и тернистый путь, который нам, возможно, придется пройти, ибо без победы нет будущего».

Задумаемся над этими словами. Без победы нет будущего. Победа в войне - это все. Поражение даже не рассматривается. Все или ничего, победа или уничтожение, мы или они.

В словах Черчилля, произнесенных спустя месяц вновь в палате общин 18 июня 1940 года, несомненно, чувствуется вызов, но в них есть и доля мрачного фатализма:

«От этой битвы зависит судьба христианской цивилизации. От нее зависит существование Британии, наших традиций и нашей империи. Очень скоро враг обрушит на нас всю свою мощь и ярость... Если мы не выстоим, тогда весь мир, включая США, включая все, что мы знаем и любим, погрузится во мрак нового средневековья... Так давайте же приступим к своим обязанностям и будем держаться так, чтобы, если Британская империя и Содружество продержатся еще тысячу лет, люди сказали: "Это - их лучший час"».

В 1940 году, если бы Вторую мировую войну можно было сравнить с Суперкубком, то ставки принимались бы один к четырнадцати в пользу Германии.

Парадокс Уинстона Черчилля состоял в следующем: хотя победа нацистов казалась неизбежной, мысль о поражении Англии даже не приходила Черчиллю в голову. Он думал только о победе любой ценой. В своем кабинете на Даунинг-стрит, 10, для напоминания он повесил высказывание королевы Виктории: «В этом доме нет места пессимизму, и нас не интересует возможность поражения. Ее не существует».

В 1940 году победа означала все. Сегодня мы можем сказать то же самое. Утром одиннадцатого сентября 2001 года стало до боли, до шока очевидно, что по-прежнему победа - это все. Цивилизация вновь борется против зла и хаоса, и если мы не одержим победу, то погрузимся во мрак нового средневековья.

Существует так много сфер деятельности, где победа - это все. Наше общество воюет против бедности, расизма, невежества, коррупции, несправедливости, нетерпимости и многих других пороков. Мы воюем в такой войне, где нужно наступать по всем фронтам. Бывают дни, когда кажется, что шансы на поражение намного перевешивают шансы на победу.

Но мы должны победить. В человеческой семье нет места для пессимизма, и нас не интересует вероятность поражения.

Победа - это все, лидеры обязаны посвятить себя воспитанию игроков-победителей, созданию организаций-победителей и общества-победителя. Христос, наш лидер из лидеров, Великий Слуга, указал нам данный путь. Фактически он являет собой поразительный пример парадокса: мы можем победить при помощи поражения, даже при помощи смерти. И если мы, лидеры, последуем указанным путем, разве мы можем не победить?

© 2008 Все права защищены seogloba.ru